103 денька. Французская вторжение в Одессу обернулась фарсом

В 1968 году режиссер Геннадий Полока на студии «Ленфильм» снял картину «Вторжение» с Владимиром Высоцким в главной роли. Русской цензуре стилистика театральной буффонады, в какой было выдержано повествование, не приглянулась, и кинофильм появился в прокате только через 19 лет.

При всем этом творцы картины не не слабо погрешили против правды в главных моментах недолгого присутствия французских войск в Одессе.

Контракт о сферах воздействия

23 декабря 1917 года в Париже заместителем английского министра зарубежных дел Робертом Сесилем и министром без ранца Альфредом Милнером было подписано франко-британское соглашение о разделе сфер воздействия в РФ.

Формальным поводом стали опаски усиления воздействия Центральных держав на фоне фактического выхода РФ из войны, но в реальности Париж и Лондон собирались отстоять свои неблизко идущие интересы.

Франция была владельцем самого огромного количества долговых обязанностей Русской империи и намеревалась не только лишь возвратить личное, да и приумножить, обеспечив французским компаниям доминирующее положения на российских территориях.

При всем этом для широких французских кругов поводом для интервенции заявлялся беспорядок, вызванный «красноватым террором».

«Мирабо» встречали как освободителя

В тот миг, когда подписывались соглашения в Париже, в Одессе была установлена русская респ., просуществовавшая до марта 1918 года и павшая под ударами австрийских и германских войск, приглашенных Украинской Центральной Радой.

Но с поражением Германии и Австро-Венгрии в войне осенью 1918 года французы совместно с союзниками решили отобрать черноморские городка под собственный контроль.

В оккупационные силы входили разные войска — английские, греческие, польские, сербские, но главную роль захватили французы.

2 декабря 1918 года в Одесский порт прибыл французский линкор «Мирабо», что и стало эмблемой начала интервенции. Спустя некоторое количество дней в Одессе посадились 3000 французских воин и офицеров.

Для тех, кто ориентировался на Белоснежную армию, возникновение французов в Одессе стало эмблемой освобождения. Прошлый командующий Сибирской армией генерал Гришин-Бриллиантов, возглавивший формирования на юге от имени Деникина, совместно с французами провел «зачистку» городка от формирований Рады. После чего французы назначили Гришина-Алмазова армейским губернатором Одессы.

И кто здесь власть?

Но вот здесь начались сюрпризы для всех. Белоснежные считали, что французская армия, закрепившись в Одессе, двинется вперед. Но таких планов у командования интервентов не было.

Франция только-только окончила Первую мировую войну, и втягиваться в новый широкомасштабный кризис у населения страны не было никакого желания. В Париже считали, что 1-но возникновение их войск поможет самоорганизовать «здоровые силы», которые разгромят «окаянных большевиков».

Но на практике все оказалось куда труднее. На юге РФ одномоментно действовали очень различные силы, враждующие вместе, — белоснежные, красноватые, зеленоватые, проукраинские, делящиеся на разные фракции. Не достаточно того, часто они все с легкостью меняли знамена.

Также, сама Одесса в этих критериях стала столицей преступного мира, и в ночное время суток власть, на самом деле, переходила к уголовникам.

Командующий союзными оккупационными силами Филипп Анри Жозеф д'Ансельм заявлял: «Франция и союзники пришли в Россию, чтоб дать возможность всем факторам хорошей воли и патриотизма вернуть порядок в крае».

Другими словами, к разочарованию белоснежных, ни о каком походе французской армии на Столицу и речи быть не могло. Больше того, французы дали осознать, что готовы опираться на любые силы, которые управятся с этой задачей, — не считая, конечно, большевиков.

Исступленная Жанна

А здесь проявилась еще одна беда — большевистское подполье в Одессе продолжало действовать, и, не достаточно того, оно сосредоточило свои силы на пропаганде посреди французского военного контингента.

Больше всего в этом преуспела Жанна Мари Лябурб, французская женщина, которая с 1896 года работала в РФ учительницей, а потом примкнула к большевикам.

Исступленная Жанна практически гласила с соотечественниками на одном языке, эффективно апеллировала к Величавой Французской революции и превосходно игралась на контрасте меж тем, что отрисовывала о большевиках западная распространение, и тем, что бойцы лицезрели на самом деле.

Распространение Лябурб была так действенной, что разъяренный генерал д'Ансельм отдал приказ схватить ее и исполнить приговор без суда и следствия.

Но это только подлило масла в огнь. Французские офицеры докладывали: анонсы о гибели Жанны только усилили брожение в войсках.

Рос беспорядок и в отношениях меж интервентами и их возможными союзниками. Французское командование пробовало разделить «сферы воздействия» меж белоснежными и петлюровцами, но ни те, ни другие не вожделели что-либо получать частями.

«Покраснение» атамана и «бригады-микс»

А здесь еще случился неожиданность — воевавший на стороне УНР вождь Григорьев, после того, как занимаемые им местности украинцы дали французам без согласования с ним, переметнулся к красноватым. Григорьев объявил, что он вообще-то левый эсер и признает власть Совнаркома Украинской Русской Республики. Так перед французами нежданно подросло еще несколько тыщ большевистских штыков.

В марте 1919 года французы де-факто сняли генерала Гришина-Алмазова с должности военного губернатора Одессы, назначив заместо него Алексея Шварца. Эти деяния не были согласованы с Деникиным, с которым у французов появился кризис.

Управлять городом был должен Совет обороны и продовольствия, который представлял из себя разношерстное собрание разных политических сил, что де-факто исключало фуррор этого начинания.

В военном плане французы решили сформировывать «бригады-микс», в которые должны были заходить российские добровольцы под началом французских офицеров. Эти бригады подчинялись только французам, не имея чувства к Добровольной армии. Белоснежные трактовали такие деяния как прямое предательство.

Уйти за 48 часов

Доклад генерала д'Ансельма, отправленный в Париж, говорил: без полномасштабной военной интервенции, другими словами без втягивания Франции в огромную войну в РФ, сделать ничего нереально.

Но на такое не была готова не только лишь Франция, да и вся Антанта в целом.

Последней каплей стали бунты на французских военных кораблях, ставшие следствием удачной большевистской пропаганды. В Париже серьезно стали бояться, что пожар мировой революции перекинется и на Францию.

2 апреля 1919 года французское оккупационное командование объявило, что эвакуация военных сил будет осуществлена в течение 48 часов. Это породило реальный беспорядок — те, кто рассчитывал выигрывать с французами, сейчас пробовали успеть с ними скрыться.

«Порт был загроможден брошенными автомашинами, зарядными ящиками, частями машин, на земле валялись кусочки шелковой материи, бутылки шампанского, груды консервов и другого добра», — писал свидетель.

Несчастный линкор

На корабле «Кавказ» из Одессы убегала последняя администрация во главе с генералом Шварцем.

Совершенно уж неблагопристойная история приключилась с линкором «Мирабо», что так пафосно заходил в Одесский порт. Он сел на мель у крымских берегов, а его команда взбунтовалась. В конечном итоге французам пришлось впрямую договариваться с большевиками, чтоб они дозволили его снять с мели.

По возвращении во Францию «Мирабо» списали, а потом распилили на металлолом.

Французская сага в Одессе продлилась 103 денька. Это было не настолько ярко, как «100 дней Наполеона», но в конечном итоге тоже очень плачевно.

По материалам: aif.ru

Похожие записи